Питание обучающихся

 

30let
PHO

 

BARS

banner koronovirus 2

 

logo

 
PT
P D Banner 500х100

К юбилею Татьяны Андреевны Зайцевой

 

26 декабря 2021 года Татьяна Андреевна Зайцева, профессор Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А.Римского-Корсакова, доктор искусствоведения, отметила свой юбилей. Татьяна Андреевна - наиболее авторитетный исследователь жизни и творчества М.А.Балакирева. 

 

Представляем статью Михаила Васильевича Вишнякова, созданную к юбилею Татьяны Андреевны. В статье детально рассматриваются труды автора, посвящённые композитору. 

 


Кто сделал великое доброе дело,

пусть молчит - говорит пусть тот,

для кого оно было сделано.

Сенека.

 

Мы с Вами, уважаемые читатели, стали свидетелями небывалого явления в российском музыковедении, когда на протяжении двух десятилетий выходила в свет серия книг, посвящённых жизни и творчеству Милия Алексеевича Балакирева, имя которого на протяжении целого столетия было заэкранировано идеологическими догмами советского времени.  Близость к семье Императора Александра III, общение с Императрицей, Обер-прокурором Святейшего Синода К.П. Победоносцевым, Государственным контролёром Т.И. Филипповым, Великим князем К.К. Романовым, царедворцами высокого ранга сделало невозможным полностью раскрыть в предыдущие десятилетия роль и значение деятельности Милия Алексеевича Балакирева в русской музыкальной культуре.  Замалчивание продолжалось долго. Одними из первых, кто в полный голос сказали: “Балакирев - великий деятель русской культуры”, - были профессора С-Петербургской консерватории С.М. Слонимский и Т.А. Зайцева. Но сказать мало.

 

Передо мной  ряд внушительных томов, 7 книг, каждая из которых стала доказательством этого тезиса. Был собран огромный бесценный материал, распределенный по томам продуманно и умело. Стратегия, выбранная Т.А. Зайцевой безупречна и эффективна.  В первых трех книгах Татьяна Андреевна, автор и редактор-составитель, представила работы большой группы музыковедов, работы, высвечивающие самые различные грани жизни и творчества М.А. Балакирева. Отношение исследователей к искусству композитора и его учеников восторженное, поэтому я бы назвал первые три книги  «Гимнической триадой». Все материалы разделены на сегменты: 1) Из наблюдений над стилем и творчеством; 2) Говорят архивы; 3) Балакирев  и его современники; 4) Страницы воспоминаний о Балакиреве и его учениках. Невозможно перечислить авторов статей, в каждом томе их более десяти. Но, стоит сосредоточить внимание на материалах самой Т.А. Зайцевой. 

 

В первом томе триады мы знакомимся с результатами работы автора в архивах - «Род Балакиревых из глубины веков» и «В поисках духовной опоры» (М.А. Балакирев в 1870 годы). Эти биографические материалы стали подлинным открытием для музыкантов-педагогов. Отмечу, что в каждом из томов помещаются статьи С.М. Слонимского, который считал М.А. Балакирева гением русской музыки и не уставал это повторять и доказывать. Забегая вперед, замечу, что в последующих грандиозных трудах, полностью авторских, рассмотренных ниже, Т.А. Зайцева ведет исследования в рамках этой парадигмы, подробно углубляясь в каждую важную грань жизни и творчества Балакирева, расширяя тезисы, заданные в первых трех книгах. 

 

Вторая книга триады имеет посвящение светлой памяти Абрама Акимовича Гозенпуда, автора фундаментальных работ о Балакиреве и его  учениках. Здесь вновь внимание читателя привлекает биографический материал Т.А. Зайцевой - "Под  августейшим покровительством и вне его". Царская семья оказывала благосклонное внимание М.А. Балакиреву:  приглашение на трапезы, награды, быстрое продвижение в чинах, награждение орденом "Святого Станислава". Александр Третий, Мария Фёдоровна по достоинству оценили  работу композитора в Капелле. В статье читатели познакомятся с  особенностями прохождения службы в Придворной Капелле.

 

Другим важным материалом 2-го тома является статья "Забытый дом в Клину"- пронзительные строки её повествуют о заботе композитора о своём отце, лишившимся службы, о хлопотах   влиятельных лиц, о новой должности для родителя и о его переводе в город Клин.  Взволнует читателя рассказ Т.А. Зайцевой о поисках могилы А.К. Балакирева на Клинских кладбищах. Она сама обошла все кладбища города, нашла надгробие отца композитора. Считаю необходимым отметить в этом втором томе глубокий аналитический очерк М.Г. Арановского "Идея Балакирева - воплощение Чайковского" о сочинении П.И.  Чайковским  симфонии  "Манфред". 

 

В 2006 году в Санкт-Петербурге была издана книга под названием "Страницы творческой биографии М.А. Балакирева. По архивным материалам и откликам современников", которая сразу привлекла внимание не только музыковедов, но и историков России, культурологов, деятелей церкви, политиков. Главным персонажем в ней стал Обер-прокурор Святейшего Синода, Действительный тайный советник, кавалер высших орденов Российской империи К.П. Победоносцев. Царедворец предстаёт в самом неожиданном свете.  Речь идёт о переписке  Победоносцева и Балакирева.

 

В начале 1880 г. композитор ещё не имел  ни высоких должностей, ни чинов, ни наград.  Тем поразительнее эта переписка,  где всесильный чиновник предстаёт перед нами просителем, обращаясь к Балакиреву.  Это не только форма вежливости,  но и знак особого признания  профессионализма Балакирева,  его огромных знаний  обихода православных служб.  И здесь лучше  всего привести несколько коротких фрагментов книги. Победоносцев – Балакиреву: 

от 27.12.1881.  "Достопочтеннейший Милий Алексеевич,  не могли ли зайти ко мне завтра часов в 8 вечера.  Если не сможете,  Дайте знать... "
от 28.12.1881г."  Позвольте вновь потревожить вас просьбой зайти ко мне буде возможно..."
от 13.02.1882г. " вот опять прихожу вас тревожить и давать вам труд.  Сделайте милость, рассмотрите эту тетрадь..." и т. д.


Автор и составитель материалов поместил более 30 писем,  где Обер-прокурор Синода, вдумчивый мыслитель,  глубоко погружённый в дело реформ церкви,  благодарен М.А. Балакиреву  за его участие в решении  сложных вопросов церковные жизни.

 

Большой интерес представляет переписка М.А. Балакирева с протоиереем, историком церковной музыки, профессором Московской консерватории Д.В. Разумовским. В 2013 году в издательстве «Музыка» выпущена книга «Сокровища России: духовная музыка М.А. Балакирева». Эта книга стала сокровищем для историков музыки и церкви. Открывается она главой, где прослеживается канва многогранной деятельности Балакирева на посту Управляющего Придворной певческой капеллой с упоминанием мало известных  эпизодов из биографии композитора, плавно перетекая в следующий раздел о составе духовного наследия Балакирева. Здесь мы сможем познакомиться с редкими факсимильными материалами духовных произведений Милия Алексеевича, дан их анализ. В главе об архивных находках особое внимание  привлекает переписка с двоюродной сестрой Балакирева - начальницей Духовного училища в г. Витебске М.В. Самочерновой, с ее попытками найти педагога для училища - знатока православных песнопений, с просьбой сочинить хвалебный гимн в честь покровительницы училища Императрицы Марии Федоровны.

 

Интересна переписка Балакирева с близким театральным кругам Н. Крыловым, с его просьбой к композитору сочинить две молитвы для сцены принятия схимы Борисом Годуновым. Эта пьеса Пушкина наконец была разрешена к постановке в драматическом театре. Огромная глава книги посвящена поистине драматическому вопросу о переводе песнопений Обихода из цефаутного ключа в скрипичный. Поразительно, что этот чисто технический вопрос вызвал переписку и полемику двух обер-прокуроров Синода, зам. Государственного контролера Т.И. Филиппова, членов Духовного Комитета, директора Московской консерватории Н.Г. Рубинштейна, Управляющего Капеллой Бахметьева. После многолетней борьбы за упрощение нотации победу одержал проект Балакирева.   

 

В разделе об автографах М.А. Балакирева читатель может увидеть редкие нотные образцы работ композитора Гуссаковского, работавшего под руководством Балакирева.

 

Завершающий раздел книги посвящен уникальным материалам о попытке М.А. создать русский Реквием, а также впечатляющий анализ Реквиема С.М. Слонимского, который был знатоком творчества Балакирева, и который при создании своего произведения следовал по пути, намеченному главой Новой Русской школы. Эта книга сложна, но захватывает читателя неожиданными поворотами мысли автора, редкими фактами, прозрениями в современное искусство. 

 

По отзывам музыковедов одной из самых значительных и ярких стала книга Т.А. Зайцевой «Творческие уроки М.А. Балакирева», выпущенная издательством "Композитор" (Санкт-Петербург» 2012 г.). Этот грандиозный труд открывается «Увертюрой». Да, именно так! Увертюрой к трем темам книги « Пианизм. Дирижирование. Педагогика», где даются предварительные замечания. По-другому, наверное, было и нельзя. Каждая из этих тем поистине необозрима. Но все-таки попытаемся  увидеть главное. Обзор всех выступлений Балакирева как пианиста автор книги сопровождает интереснейшими письменными свидетельствами современников. Именно тех, кто обучал Балакирева - А.М. Дюбюка,       К. Эйзриха; тех, в чью игру вслушивался юный музыкант - гастролеров Сеймур-Шифа,  Антона Контского. Медленно, но верно, автор подводит читателя, пожалуй, к самому загадочному явлению у Балакирева-исполнителя - трансцедентному  пианизму.

 

Другой раздел книги посвящен такому культурно-просветительскому явлению как салон-университет. Форма взаимодействия со слушателями весьма необычна - подготовка концертных программ по просьбе аудитории, заказ на переложения для фортепиано отрывков из опер, симфоний, сонат, ораторий, акцентирование внимания слушателей на отдельных деталях жизни великих композиторов, в частности, на дате смерти (5 октября) любимого Балакиревым Ф. Шопена, и подготовке особых программ под эти даты. Все было необычно на таких музыкальных собраниях. Отмечена автором книги и огромная работа М.А. Балакирева по подготовке собрания сочинений Ласковского; настоятельные просьбы к А.И. Дюбюку написать воспоминания о Дж. Фильде. Этот раздел книги поражает умением автора увидеть столь многочисленные и разнообразные грани пианизма Балакирева в широком смысле этого явления.

 

Не менее интересна 2-ая ведущая тема книги «У истоков русской школы дирижеров». Здесь мы знакомимся с интересными фактами совместной работы Балакирева с Г.Я. Ломакиным, подробным описанием 1-го концерта БМШ, на котором, оказывается, присутствовали члены Императорской фамилии, об особенностях использования Балакиревым метронома и т.д. А после чисто технических деталей читатель знакомится с поистине драматической историей отставки Милия Алексеевича с поста дирижера ИРМО. Целая череда изощрённых интриг, направленных против главы Новой русской школы изумляет и пугает даже сейчас. В разделе о дирижерской  работе раскрываются темы «Балакирев и Вагнер», «Балакирев и Берлиоз», «Постановка опер Глинка в Праге». Третья часть книги «За роялем с Балакиревым - педагогом» выделяется обилием приводимых документов и свидетельств учеников. Приведена программа регентского класса Придворной капеллы, описана феноменальная история обретения Балакиревым замечательного ученика - золотого медалиста Московской консерватории - С.М. Ляпунова. В том же разделе - фрагмент мемуаров княгини М.В. Волконской, частной ученицы Милия Алексеевича, в конце книги - переписка с ней. Книга написана с блеском, читается легко и постоянно рождает мысли о необходимости внесения элементов Балакиревской педагогики в процесс современного обучения музыкантов.

 

Завершается Балакиревский цикл 750-страничным томом «Балакирев. Путь в будущее» изд. «Композитор» Санкт-Петербург 2017 г. Каждый из 12 разделов книги продолжает раскрывать новые грани жизни и творчества композитора, его встроенности в сложную систему взаимоотношений различных сегментов власти. Читая о Бахметьеве, мы с удивлением узнаем, например, о том, что он, находясь на дипломатической службе, создал первый симфонический оркестр в Стамбуле. Характеристики  А.Ф. Львова, начальника капеллы графа С.Д. Шереметьева. Приводятся фрагменты переписки между Т.И. Филипповым и графом Шереметьевым по поводу назначений Балакирева на должность Управляющего. Сформулированы задачи, которые ставил перед собой Милий Алексеевич, вступив в должность: 1) формирование когорты единомышленников;             2) претворение в жизнь реформ и создание новых программ;  3) определение новых условий для обучения учащихся, обеспечение для них особого статуса. Некоторые факты, приведенные здесь, поражают. Например, что врач Николая II Е.С. Боткин, расстрелянный вместе с Императорской семьей, был учеником по фортепиано у Балакирева.

 

2-й раздел - «Держа на памяти» - повествует о неутомимой деятельности Милия Алексеевича по увековечиванию памяти великих деятелей музыкальной культуры. Об установке памятника М.И. Глинке в Смоленске, памятника Ф. Шопену в Желязовой Воле, хлопоты об установке памятных досок в Берлине на доме, где умер Глинка;  ярко описаны обстоятельства создания кантаты на открытие памятника Глинке заключительный хор которой - «Слава тебе, незабвенный Баян» - с отзвуками музыки из «Жизни за царя» и «Руслана» имел ошеломляющий успех. Приведу здесь слова Т.А. Зайцевой: «Балакирев словно следовал библейскому завету: «Сотвори ему вечную память». 

 

3-ий  раздел книги посвящен жизни Балакирева после его ухода из Капеллы. Отношениям с М.П. Беляевым, отказавшимся поддержать БМШ. Приведена интересная переписка с французским музыкальным деятелем, интересовавшимся русской музыкой, Бурго-Дюкудре. Значительное внимание уделено автором обстоятельствам возвращения Балакирева к Симфонии № 1, описанию ее премьеры. Приведен невероятный факт демонстративно враждебного поведения Римского-Корсакова на премьере Симфонии № 1.

 

Жизнь  Балакирева в тяжёлый 1905 год. Работа над 2-ой Симфонией и над Концертом Ми-бемоль мажор. 

 

6-й раздел книги посвящен подробному анализу 1-ой и 2-ой Симфоний композитора и анализу романсов на стихи А.С. Хомякова, которые, к сожалению, очень мало известны слушателям. Их нет даже на MP3 дисках с музыкой Балакирева, подготовленных крупными студиями записи.

 

Разговор о фундаментальных опусах продолжается в разделе «Балакирев посвящает». Читатель знакомится с историями посвящений 1-ой Симфонии Т.И. Филиппову,  2-ой Симфонии А.Д. Улыбышеву, симфонической поэмы «Тамара" - Ф. Листу. Важнейшим и интереснейшим разделом книги является Заключение, названное автором «Размышление о личности». Справедлива мысль Т.А. Зайцевой о том, что личность Балакирева загадочна,  что он был очень закрытым человеком. Тем более, бесценны свидетельства, воспоминания и ключевые фразы самого композитора. Нельзя читать без волнения воспоминания кухарки А. Акимовой о последних минутах жизни Милия Алексеевича. Читаем текст дальше, и композитор предстает перед нами живым человеком. Как он относится к деньгам, требования к слугам, отношение к смерти, отношение к атеизму; описаны романтические привязанности ранней юности Балакирева, его отношение к жизненным тяготам.

 

Выводы автора книги: феномен Балакирева, как человека в дисгармонии, стремящейся к гармонии, и в его особой творческой энергии, когда все, находящиеся рядом, становятся сильными, могучими творцами. В самом  конце этого раздела книги автор применяет поразительный драматургический прием: Татьяна Андреевна, словно, не желая расставаться с живым человеком, приводит огромную цитату из воспоминаний К.Н. Чернова с подробнейшими описаниями квартиры Балакирева, которое сделано столь тщательно, любовно, заинтересованно, что возникает ярчайший эффект присутствия читателя в этих комнатах, среди дорогих памятных вещей, нот, 2-х роялей. Это, то самое «прошлое, которое не прошло» (П. Флоренский).

 

Переоценить значение Балакиревского  исследовательского цикла невозможно. Эта подлинная энциклопедия важнейшего сегмента музыкальной жизни столицы Российской империи, сегмента, связанного с именами Балакирева и его учеников. Это императивное утверждение значения Балакирева как великого деятеля русской музыкальной культуры.

 

С чем же можно сравнить этот гигантский подвижннический труд Т.А. Зайцевой на протяжении 20 лет? На память приходят творческие подвиги В.В. Стасова и Ромена Роллана. И имя доктора искусствоведения, профессора С-Петербургской консерватории  Т. А. Зайцевой, можно смело поставить рядом с ними. 

 

Появление книг Балакиревского цикла имело колоссальное значение не только для музыковедения. Они стали импульсом и информационно - методической базой для формирования совершенно нового явления в российском культурном пространстве - мощного культурно-исторического континуума, элементами которого стали 17 учебных заведений в разных регионах страны, носящих и добившихся чести носить имя М.А. Балакирева. Они охватили просторы России от Смоленска на западе до Екатеринбурга на востоке, С-Петербурга на севере до Ахтубинска на юге.

 

Изучение русской истории, народной песни, творчества композиторов Новой русской школы, воспитание патриотизма, умение любить и понимать национальное искусство стало краеугольным камнем Российского Балакиревского движения, которое высоко несёт знамя благородных традиций великого русского музыканта.

 

М.В.Вишняков